По утверждению Кристофера Райана, шимпанзе и человека не просто связывает, а роднит сексуальная активность и неразборчивость. К примеру, гориллы 12 раз совокупляются для одного зачатия. По его уверению, именно этим объясняются размеры внешних текстикул. Профессор Райан позволил себе пошутить, что мужчины всегда в боевой мобилизационной готовности к празднику со множеством приглашенных, сравнив при этом семенники с холодильником, в котором много пива. Внешние яичники доставляют мужчине возможность ощущать частую и спонтанную эякуляцию.

Он со всей строгостью и личной ответственностью заявляет, что сексуальность дана нам природой для решения социальных вопросов, оплодотворение же с целью размножения является вторичной функцией. И в этой есть доля правды. Господин Райан раскритиковал существующее на сегодня мнение о сделке между Неандертальцем и его Подругой: он дает ей пищу и защиту, она в обмен на это – секс. Он считает, что это является ошибочным заблуждением. И все ученые, которые так считают, просто заблуждаются или же осознанно врут, чтобы скрыть настоящую правду, которая может быть не понравится принятому в обществе понятию. Как аргументы он привел те факты, что древние люди, занимавшиеся собирательством плодов и охотой (в ту пору еще на свете не существовало такого понятия, как сельское хозяйство), жили исключительно племенами, со всей вытекающей иерархией, а значит и не было и самой индивидуальности в отношениях, все это возникло гораздо позже, вслед за неолитической революцией.

Однако никак не в те времена.

Этого попросту не могло быть. Кристофер Райан говорит, что в плане биологии человек нисколько не изменился из-за перестройки строя: «От того, что вы стали вегетарианцем, запах дыма и жареного бекона не станет неприятным». Именно поэтому постоянство и привязанность генетически нам не свойственны, независимо от строя общества. Доклад Райана сорвал бурные аплодисменты в знак согласия и полного одобрения к призыву не связывать себя обязательствами верности. Если в этом ракурсе рассматривать утверждение, что женщины с Венеры, а определенные мужчины с Марса, то оно теряет всякий смысл.